Народный футболист. 60 лет со дня рождения Черенкова

Сегодня могло исполниться 60 лет одному из главных футболистов в истории «Спартака» — Федору Черенкову. «Соккер.ру» дает высказаться тем, кто знал его или восхищался.

Олег Романцев: «Все считали Черенкова эдаким безобидным „одуванчиком“, на которого дунь – и пушинки полетят. Но это не так. В случае необходимости Федор готов был заступиться за команду, хотя драться и не умел. Но от его напора обидчики разбегались. Однажды был в Киеве случай: здоровяк Баранов повздорил с кем-то из наших, и когда к нему подлетел Федор и схватил за грудки, он аж опешил, дал задний ход. И остальные киевляне его быстро после этого успокоили».

Сергей Шавло: «Мы начинали с Федором футбольный путь в 1978-м, можно сказать, возрождали „Спартак“, который только вернулся в высшую лигу после вылета. Он умел на поле все, а вне его был добрым, отзывчивым человеком. Недаром же получил прозвище народный футболист. Его обожали миллионы, причем не только болельщики „Спартака“».

Никита Симонян: «Черенков в „Спартаке“ — это эпоха. Сейчас можно много примеров привести: возьмите нынешнюю „Барселону“, это команда Месси. Та команда „Спартак“, за которую играл Черенков — там еще были Дасаев, Гаврилов, Шавло — но то, что Федя воплотил в себе великого игрока и потрясающего человека, таких примеров не много. Черенков — святой человек. Когда Федор заходил ко мне в кабинет, он всегда постучит, спросит: „Можно?“. Я ему: „Да ты что? Ты — Черенков, ты должен дверь ногой открывать“. Но Федя скромным был. Пока мы будем живы, пока будем ходить по этой земле, мы будем ему благодарны. Благодарны его гению».

Егор Титов: «Мне повезло некоторое время поиграть с кумиром детства, даже забивал с его передач. Мои родители не дадут соврать: я с детства бредил Черенковым, хотел быть похожим на него. Его радости были моими радостями, его трагедии – моими личными несчастьями. Помню, как он получил первую красную карточку в карьере, хотя 15 лет и желтых-то не получал. Видел это своими глазами, был в „Лужниках“ на том еврокубковом матче. Это было потрясение. Когда я попал в дубль „Спартака“, то получил возможность находиться рядом с кумиром, пытался запомнить в деталях все, что он делал. Когда я забил с его передачи – это была исполненная мечта. Федор Федорович подвозил меня домой после тренировок, и мне хотелось, чтобы он ехал помедленнее – просто ради того, чтобы побыть в компании кумира. Такое вот счастье юного идиота. Многие этим грезили, а моя мечта сбылась».

Александр Мостовой: «Я воспитывался в ЦСКА, но для меня Черенков с детства был кумиром, всегда восхищался его талантом. В те времена было трудно достать какие-то фотографии или плакаты с футболистами, но однажды мне в руки попал плакат с Черенковым. Не представляете, какое это было счастье! Потом я попал в „Спартак“ и играл рядом с Федором, мне казалось, что это другой мир, настоящая фантастика. Сейчас весь мир восхищается Месси и Роналду, могу сказать, что для меня Черенков был идолом не меньшего масштаба. Тот же Бесков был тяжелым человеком, немногих любил, но Федор для него был „избранным“. Ни разу не слышал от Константина Ивановича ни слова упрека в его адрес, потому что Черенков все делал так, как того требовал футбол».

Игорь Шалимов: «Когда я начинал карьеру, Черенков уже заканчивал, но мне запомнился запредельный уровень мастерства: техника, мысль, видение поля, принятие решений. Мне посчастливилось играть с Баджо, так вот Черенков – талант такого же масштаба. Роберто, может быть, агрессивнее, резче, по мысли Федор впереди. И он был всегда одинаков: на поле и в жизни. Никакой агрессии, сама доброжелательность».

Валерий Карпин: «Федор Федорович – святой человек, для которого не существовало ничего, кроме футбола. На мой взгляд, лучший игрок за всю историю отечественного футбола. Такие пасы, какие выдавал он, невозможно повторить. Даже не повторить – придумать невозможно. Это игрок, который мог найти изящный выход из любой ситуации на поле. Когда я только приехал в „Спартак“ из воронежского „Факела“, для меня Черенков был Пеле и Марадоной в одном лице. Думал, большая звезда. А оказалось, что спокойный, скромный, адекватный человек. Это тоже потрясло».

Дмитрий Аленичев: «Мне повезло играть с ним в сезоне-1994, гордился, что рядом со мной такой партнер. Черенков восхищал спартаковский народ, да и не только его, своим футбольным мастерством и бесконечной преданностью футболу».

Дмитрий Ананко: «Трудно сравнивать Черенкова с кем-то, потому что он был футбольным гением. По-другому не скажешь. Я принимал участие в прощальном матче Федора, а моя сестра, которая не очень-то увлекается футболом, призналась, что сидела у телевизора и плакала».

Андрей Тихонов: «Когда я только перешел в „Спартак“, меня сначала поселили на базе с Володей Бесчастных, а потом с Федором Федоровичем. Он мне много всего рассказывал, а я, молодой, слушал и слушал, наматывал на ус. Очень много подсказывал, мы обсуждали мою игру. Во многом именно благодаря ему у меня сложилась карьера, удалось чего-то достичь в футболе».

Ринат Дасаев: «Черенков запомнился как блестящий футболист с филигранной техникой и неповторимым стилем игры, а также как добрый человек и прекрасный друг. Ему было свойственно говорить только по делу, причем о себе он чаще всего забывал – никогда не превозносил свои заслуги, всегда хвалил команду и партнеров».

Николай Толстых: «Черенкова можно сравнить с Гарринчей. Уникальный футболист с тонким чутьем, неповторимой техникой и гениальным чувством паса. И говоря о сравнении с Гарринчей, я имею в виду не только футбольный дар, но и народную любовь».

Георгий Ярцев: «Черенков – Легенда, народный футболист. Он принадлежит не только „Спартаку“, но и всему российскому футболу. Когда появился в команде этот маленький щупленький мальчишка, сразу было видно, что это футболист от Бога. Николай Петрович Старостин сразу сказал: „Этот всем вам покажет“. И показал. Память о нем останется в народной памяти навсегда».

Источник

Добавить комментарий